seo

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » seo » раскрутка сайта


раскрутка сайта

Патентное право – самая нелюбимая студентами часть семестрового курса «Введение в интеллектуальную собственность», который я читаю в Школе права Нью-Йоркского университета. раскрутка сайта

раскрутка сайта

В этом обзорном курсе они узнают об официальной регистрации торговых марок и обеспечении авторских прав на песни. Они также пытаются понять, продираясь сквозь тернии профессионального языка, как изобретатели подают заявки в Бюро по регистрации патентов и торговых марок США (USPTO) для обеспечения двадцатилетней патентной охраны монопольных прав. Несмотря на то что патенты сигнализируют финансовым рынкам и инвесторам об инновациях и стимулируют экономический рост в определенных отраслях промышленности, многих страшит этот раздел курса1. Патентные заявки пишутся на языке, который является членом особой семьи языков, – юридическом жаргоне, который понимают только первосвященники – профессионалы патентного дела. Патентные заявки даже на самые прозаические изобретения звучат круто. Например, патентная заявка на герметически упакованный сэндвич без корки (он же патент на сэндвич с арахисовым маслом и фруктовым джемом), которая претендует на получение в пользу компании Smuckers монополии на процесс обрезания корок, выглядит следующим образом: Формула изобретения: 1. Сэндвич, герметически упакованный, бескорковый, содержит: первый хлебный слой, имеющий первую периметральную поверхность, которая лежит в одной плоскости с контактной поверхностью; по крайней мере одна порция начинки из пригодных в пищу продуктов, накладывается на вышеупомянутую контактную поверхность; второй хлебный слой, накладывается на упомянутую минимум одну порцию начинки напротив первого хлебного слоя, при этом вышеупомянутый второй хлебный слой включает вторую периметральную поверхность аналогично вышеупомянутой первой периметральной поверхности; загнутая кромка непосредственно между вышеупомянутой первой периметральной поверхностью и вышеупомянутой второй периметральной поверхностью для запечатывания вышеупомянутой минимум одной порции начинки между вышеупомянутым первым хлебным слоем и вышеупомянутым вторым хлебным слоем; при этом корковая часть вышеупомянутого первого хлебного слоя и вышеупомянутого второго хлебного слоя удаляется2. Чтобы помочь студентам понять, как патенты способствуют продвижению конституционного мандата конгресса «обеспечивать прогресс наук и прикладных искусств», я начинаю с объяснения процесса, с помощью которого правительство принимает решение о выдаче патента3. Хотя этот процесс регулируется своими особыми правилами, решение выдать патент или отказать в его выдаче не отличается от тысячи других решений, принимаемых правительством каждый день, которые базируются на доступе к достаточной информации и «чистой науке». Как и правительственный служащий Агентства по защите окружающей среды (EPA), который должен проконсультироваться со специалистами по эпидемиологии, чтобы определить приемлемые уровни содержания асбеста или ртути в воздухе и воде, так и эксперт патентного ведомства должен обладать знаниями в области соответствующих технологических предшественников – ранее принятых патентов, – чтобы судить о новизне изобретения по сравнению с тем, что ему предшествовало, для обоснования решения о выдаче патента. Патентный эксперт фактически определяет, кто будет обладать правами на следующую модель карманного компьютера BlackBerry, или новое лекарство от рака. В Бюро патентов работает 5500 патентных экспертов4. Хотя патентный эксперт может иметь степень бакалавра компьютерных наук, совсем не обязательно, чтобы он разбирался, например, в новейших объектно-ориентированных языках программирования. Он может не знать о последних новинках, разработанных в Азии. Возможно, он никогда прежде не видел ничего похожего на то, что указано в патентной заявке на биоинформатическое моделирование генома человека или в заявке на компьютерную программу, сочиняющую стихи5. Он мог не посещать юридическую школу (нет необходимости в ученой степени по юриспруденции, чтобы сдать экзамен в коллегии патентных поверенных)6. Он может не иметь степени доктора наук, ведь его работа дает мало шансов на продолжение образования. Как специалист по патентной экспертизе он не является и не должен быть специалистом во всех инновационных областях. Что еще хуже, закон не требует, чтобы изобретатель оказывал эксперту какую-либо помощь: например, представил исследование по истории вопроса7. Более того, изобретателю выгодно не сообщать Бюро патентов об известном уровне техники, поскольку эксперт может использовать эти сведения для отказа в выдаче патента, если решит, что изобретение не обладает достаточной новизной8. Правда, иногда изобретатели заваливают эксперта громадным объемом информации по истории вопроса в надежде, что загруженного работой чиновника смутит тяжкий труд по «отделению зерен от плевел». Не секрет, что даже Томас Джефферсон, первый патентный эксперт, в 1791 г. обращался к внешней помощи, консультируясь с профессором химии Университета Пенсильвании Джозефом Хатчинсоном, прежде чем выдать патент на алхимический процесс опреснения морской воды9. Сегодня современный патентный эксперт работает в одиночку (или в лучшем случае с супервайзером). Его главный источник информации – базы данных USPTO (известные как «Восток» и «Запад») по старым и зарубежным патентам, патентным заявкам и спискам материалов по известному уровню техники, к которым они апеллируют10. В среднем эксперт тратит от 15 до 20 часов на изучение патентной заявки и формулировку заключения11. Все же плохо, что ему приходится торопиться: супервайзер дышит в затылок (а на горизонте маячит еще и конгресс), напоминая о том, что надо переходить к следующей из миллионов заявок, ждущих своей очереди12. Заявители ждут до трех лет (а в некоторых отраслях и пять лет) до получения первого уведомления из Бюро патентов, и обычно это только начало переписки, которая будет продолжаться до тех пор, пока решение о выдаче патента не будет наконец принято или заявка будет отклонена. Но даже располагая бо́льшим временем, патентные ведомства во всем мире все равно не смогут получить доступ ко всей необходимой информации. Чтобы понять, является ли данный изобретатель настоящим автором химического состава или компьютерной программы, эксперт должен проштудировать всю литературу по этому вопросу. Правительственные патентные бюро, естественно, имеют доступ к архиву патентов и к научным журналам, но необходимая информация не всегда может быть найдена в традиционных правительственных или научных источниках. Изобретатели в самых передовых отраслях сейчас чаще обсуждают работу в Сети, чем в печатных изданиях. Джон Долл, патентный комиссар США, жалуется на разрозненность баз данных и нестабильность поисковых протоколов, которые затрудняют работу экспертов, решающих, является ли очередная разработка новой, полезной и неочевидной, т. е. патентоспособной13. В результате процесс оказывается неработоспособным и неточным: из двух миллионов патентов, выданных в США, многие не выдержали бы более тщательной проверки14. Все это заставило меня задуматься. Что если патентный эксперт мог бы поработать с широким кругом специалистов? Что если общественность могла бы подкрепить официальную экспертизу своими знаниями? Что если научно-технические знания аспирантов, промышленных исследователей, университетских профессоров и просто любителей можно было бы связать с юридическими познаниями патентного эксперта для получения более точного патентного заключения? Что если вместо традиционной экспертной оценки была бы внедрена процедура открытого рецензирования, в которой мог участвовать по своему выбору любой желающий, имеющий соответствующие знания? Что если вместо социальных сетей типа Facebook была бы создана экспертная научно-техническая социальная сеть? Я назвала ее peer-to-patent. Сетевые инструменты, доступные сегодня, могут быть использованы для установления контакта между правительственными институтами и открытым интернет-сообществом для совместной работы на постоянной основе. Этот процесс уже идет, не затрагивая правительство. Некоторые коммерческие и некоммерческие организации признают, что процессы, которые раньше находились в компетенции отдельных специалистов, имеет смысл открыть для участия большего числа людей. Раковые больные, например, делятся друг с другом медицинской информацией через веб-сайт Ассоциации интернет-ресурсов о раке (Association of Online Cancer Resources) и 159 рассылок электронных почтовых сообщений по связанной тематике. Сайт Patients Like Me позволяет больным рассказывать друг другу о своих симптомах и течении заболевания. Сайт Patients Like Me также помогает обмениваться информацией врачам, фармацевтическим компаниям, производителям медицинского оборудования, исследовательским и некоммерческим организациям, чтобы стимулировать пользователей предоставлять информацию тем, кто работает над разработкой лекарств. Таких примеров множество. Проект Mechanical Turk, на основе веб-сайта компании Amazon, передает на аутсорсинг работу по ответам на простые вопросы, такие как тегирование людей и мест на фотографиях, измерение размеров молекул на микроснимках, обнаружение провалов в почве на фотографиях и создания ссылок по картам Google. YouTube полагается на любителей для загрузки видеоконтента. Базу данных о фильмах Internet Movie Database (IMDb) наполняют добровольцы, и теперь она включает информацию почти о миллионе фильмов и более чем о двух миллионах специалистов в индустрии развлечений15. Почти 30 000 говорящих на корейском языке «народных» журналистов создают репортажи для сайта OhMyNews.com, на котором «каждый человек – репортер»16. Корейцы также дают ответы на запросы в поисковой системе Naver, который по популярности оставил далеко позади такие алгоритмические поисковые машины, как Google и Yahoo!17. А корпорация Mozilla, создатель браузера Firefox, заручилась поддержкой нескольких тысяч из своей 180-миллионной пользовательской армии для работы на маркетинговые кампании, ответов на вопросы на форумах, создания и редактирования документации для разработчиков и даже программного кода для браузера18. раскрутка продвижение веб сайтов раскрутка инстаграм целевая аудитория фрилансер раскрутка сайта способы раскрутки сайта самостоятельно созданиеи раскрутка группы вконтакте раскрутки сайтов инструкция раскрутка скинов кс го сайт раскрутка сайта поможем раскрутка сайта необходимые раскрутка группы вк стоимость Более 9000 компаний участвуют в партнерской сети технологического гиганта SAP, а 1,2 млн человек – в его онлайновых дискуссионных сообществах (форумах), которые созданы для генерирования инновационных идей, а также для помощи членам сообщества выполнять более успешно свою работу. Вдохновленная этими примерами, по окончании весеннего семестра 2005 г., я написала материал для своего блога и назвала его «Peer-to-Patent: скромное предложение»19. Мое предложение состояло в том, чтобы Бюро патентов изменило свою закрытую, централизованную процедуру и создало структуру открытого участия, которая высвободила бы «познавательные резервы» научно-технического сообщества. Я призвала Бюро патентов обратиться к общественности за помощью в патентной экспертизе и в конечном счете заручиться поддержкой небольших групп добровольцев, чтобы совместными усилиями решить вопрос о том, может ли быть выдан патент на конкретное изобретение. С помощью такой совместной работы, проведенной в Сети, агентство могло бы усилить свой интеллектуальный потенциал и улучшить качество выдаваемых патентов. «Это скромное предложение использует технологии социальной репутации и фильтрования на базе совместной работы, чтобы создать систему коллегиальной экспертизы, проводимой научными экспертами, которые и дадут официальное заключение по инновациям, – писала я. – Идея комиссий «голубой ленты» или консультативных советов не нова. Но предложение использовать программные инструменты измерения социальной репутации (как рейтинг на Friendster, LinkedIn или eBay) при формировании комиссий, чтобы они были достаточно большими, разнообразными и демократическими по составу, способными заменить патентного эксперта». Едва я опубликовала свой мысленный эксперимент на блоге, как зазвонил телефон. Дэниэл Тердиман, репортер веб-сайта онлайновых технологических новостей Wired News, искал новые темы. «Не слышала ничего интересного?» – спросил он. Но одном дыхании я перечислила три или четыре инициативы своих коллег. «Это все очень хорошо, а сама-то что замышляешь?» – закинул удочку Дэниэл в надежде как-то раскрутить меня. «Пытаюсь не отстать от времени на блоге, делаю невероятные предложения по революционной перестройке работы Бюро патентов, планирую усовершенствовать процедуру принятия решений правительством и переосмыслить природу демократии», – ответила я скромно. В результате, 14 июля 2005 г. в Wired News вышла статья, озаглавленная «Сеть может расчистить патентные завалы»20. Как репортер, пишущий о видеоиграх, а не о правительстве, Дэниэл нисколько не сомневался, стоит ли обращаться за комментарием к комиссару по патентам. Джон Долл ответил ему: «Это интересная идея и заманчивая перспектива». Коллегиальная экспертиза, добавил он, «может быть осуществлена уже сейчас, и я немного удивлен, что никто еще не открыл блог» для этой цели. Скромное предложение берет старт В день выхода статьи Мэнни Шектер, первый помощник генерального юрисконсульта и поверенный по вопросам интеллектуальной собственности в корпорации IBM, отправил мне письмо: «Я прочитал о Peer-to-Patent. Есть о чем поговорить». Мэнни Шектер, Мэриэн Ундервайзер и Марк Эрлих известны в юридическом отделе корпорации как «три М» интеллектуальной собственности. Отвечая в IBM за 42 000 патентов (28 000 только в США), эти трое старших юристов и их сотрудники непрерывно в течение 15 лет сохраняют за IBM статус крупнейшего держателя патентов в мире. Компания ежегодно получает от 3000 до 4000 патентов. В дополнение к укреплению конкурентных позиций продуктов фирмы эти патенты приносят ей ежегодно миллиард долларов лицензионных сборов с производителей, желающих использовать изобретения IBM в своих продуктах и услугах. Размер портфеля патентов IBM сигнализирует рынкам о том, что компания является инновационной, в чем, возможно, и кроется причина роста курсовой и биржевой стоимости ее акций21. Как крупнейший клиент USPTO, компания IBM как раз из числа тех фирм, которые могут получить наибольшую выгоду от работоспособной системы выдачи патентов. И понести большие потери, если патентный процесс сорвется. Когда темп патентной экспертизы сильно отстает от темпа инноваций, компании типа IBM вынуждены подолгу ждать получения патентов. И инновации, от которых зависят стратегии их лицензирования, могут даже оказаться недействительными. К тому же критически настроенные наблюдатели выдвигают обвинения, что выдача незаслуженных патентов вкупе с растущим недоверием к их качеству привела к увеличению числа дорогих судебных процессов. Патенты дают патентообладателю право подавать иски в отношении других лиц за ущерб, нанесенный использованием запатентованных изобретений. Богатые компании, такие как IBM, более подвержены судебным разбирательствам по искам о нарушении патентного законодательства, чем маленькие фирмы. А уж патенты в области компьютерных программ, которые составляют большую часть портфеля IBM, в два раза чаще становятся предметом судебных исков, чем другие виды патентов22. Судебные издержки на ведение дела, даже если оно будет выиграно, часто не стоят свеч, особенно когда альтернативой является выплата истцу пяти– или шестизначного штрафа. «Три М» сами выдвигали идеи патентной реформы, аналогичные Peer-to-Patent. В компании в течение длительного времени уже проводились внутренние эксперименты с технологией распределенной совместной работы, а ее руководители видели путь спасения IBM от краха (компания принадлежит к тем 16 % крупных предприятий, которым, по статистике, удалось выжить в 1962–1998 гг.) в движении в сторону культуры совместной работы, подкрепленной цифровыми технологиями23. Юристов IBM заинтриговала простота и перспективность предложения Peer-to-Patent и особенно то обстоятельство, что проект мог осуществляться, по крайней мере его пилотная фаза, без принятия соответствующего законодательного акта и решения Верховного суда. К весне 2006 г. они были готовы помочь в воплощении идеи в жизнь. По инициативе «трех М» IBM выделила грант Школе права Нью-Йоркского университета, чтобы я могла взять паузу в чтении курса (по иронии судьбы) «Введения в интеллектуальную собственность» и, наполнив блог дополнительным содержанием, превратила его в проект действующего прототипа. Я и не предполагала, что, поддавшись соблазну взять творческий отпуск на семестр, чтобы написать научную работу, я закончу запуском эксперимента по увеличению скорости прохождения информационных потоков в Бюро патентов и руководством первым правительственным проектом в области открытых социальных сетей. Вскоре о Peer-to-Patent узнали патентные поверенные крупнейших технологических корпораций. И к проекту присоединилась Microsoft, взяв на себя обязательство предоставлять свои патенты на общественную экспертизу, а также выступить столь необходимым дополнительным спонсором. Конечно, по большому счету, если бы крупнейший клиент Бюро патентов стал единственным сторонником, проектировщиком и спонсором плана реформы Бюро, это попахивало бы регулятивным захватом и потерей легитимности всей работы. Затем появилась корпорация Hewlett-Packard, а за ней последовали Red Hat, General Electric, CA (Computer Associates) и, наконец, Intellectual Ventures, инновационная компания, основанная Натаном Мирволдом, бывшим директором по технологиям корпорации Microsoft. Эти компании не только вызвались подавать свои патентные заявки через Peer-to-Patent, но и внесли деньги на развитие юридической и технической инфраструктуры. Кроме того, Школа права Нью-Йоркского университета получила поддержку от Фонда Макартуров и Omidyar Network, организации, через которую ведет свою благотворительную деятельность основатель компании eBay Пьер Омидьяр. раскрутка продвижение веб сайтов раскрутка инстаграм целевая аудитория фрилансер раскрутка сайта способы раскрутки сайта самостоятельно созданиеи раскрутка группы вконтакте раскрутки сайтов инструкция раскрутка скинов кс го сайт раскрутка сайта поможем раскрутка сайта необходимые раскрутка группы вк стоимость Десятки юристов, специалистов по технологиям и дизайнеров потратили массу времени и сил на доработку дизайна проекта. В результате в 2006–2007 гг. мы провели серию семинаров в Гарварде, Йеле, Стэнфорде, Университете Мичигана и в Школе права Нью-Йоркского университета. Разработка проекта Peer-to-Patent стала хорошей практикой для студентов Школы права Нью-Йоркского университета, занимающихся вопросами реформы права: они получили новые профессиональные навыки, управляя проектом на всех его этапах. Они сняли образовательные видеоролики о патентном праве и известном уровне техники (своего рода сериал Schoolhouse Rock через призму патентной системы). И написали инструкции для новых пользователей ко всем страницам сайта, объясняющие, как найти и загрузить историю известного уровня техники в свою патентную заявку и как комментировать сведения об известном уровне техники, представленные в чужих заявках. Студенты также составляли проекты документов по принципам конфиденциальности и охраны авторских прав, по условиям пользования сайтом и обращения к изобретателям публиковать свои заявки. Но самое главное, они учились работать в команде, опираясь на технические, юридические и коммуникационные инструменты для решения сложной задачи в реальном мире. Однако важнее всего то, что, несмотря на первопроходческий характер плана, в конце 2006 г. к нему подключилось USPTO. Сработала, во-первых, идея передачи большего объема информации с сайта перегруженным патентным экспертам, а во-вторых, сыграло роль наше обещание дать ход только десяти наиболее значимым рецензиям, сделанным по представлению общественности. Бюро патентов согласилось запустить пилотную фазу «открытой» патентной экспертизы. Школа права Нью-Йоркского университета пригласила Эрика Хестенеса, бывшего вице-президента по технологиям одной крупной фирмы по оказанию финансовых услуг. Он возглавил команду программистов, разрабатывавшую платформу стоимостью в миллион долларов, которая должна была помочь в создании групп научных и технических экспертов, желающих по собственному выбору предоставлять информацию в Бюро патентов в режиме онлайн. (Сегодня не только резко упала стоимость этих инструментов, но и стали доступны варианты, позволяющие обойтись без проектирования сайта с нуля. Стратегии распределенной обработки данных и совмещенных услуг позволяют многим совместным пилотным мероприятиям функционировать в одной и той же инфраструктуре.) Руководящий комитет в составе экспертов по патентному праву из нескольких корпораций и консультативный совет, в который вошли ученые, журналисты и коллегиальные патентные эксперты, в течение последующих шести месяцев разрабатывали стратегии и процедуры, которые будут задействованы на сайте Peer-to-Patent. Затем USPTO создало команду из восьми руководителей для управления проектом со стороны агентства. Возглавляемая заместителем комиссара по патентной экспертизе Джеем Лукасом (чьим преемником затем стал Джон Лав) и Джеком Харви, директором по патентам в области компьютерных технологий, группа работала совместно с нами над проектом юридических требований к согласию между сторонами. Мы пришли к общему мнению, что пилотная фаза проекта будет включать не более 250 заявок (достаточно, чтобы получить полезную информацию и не перегрузить агентство), относящихся к программному обеспечению и компьютерному аппаратному обеспечению (так называемые изобретения Технологического центра 2100), при этом от одной компании могло быть подано не более 15 заявок24. В USPTO отобрали и обучили экспертов, которые должны были принять участие в пилотной фазе проекта, разработали регламент трудового процесса для учета поступающей информации и реагирования на нее, а также направили отчеты заинтересованным официальным лицам. Рис. 1.1. Главная страница Peer-to-Patent К 2007 г. в ожидании официального представления проекта Peer-to-Patent в прессе появилось множество публикаций. Журнал Fortune рассказал о проекте в августе 2006 г., а газета Washington Post посвятила ему первую полосу весной25. Наконец, 15 июня 2007 г., спустя 23 месяца после моего первого поста на блоге, Школа права Нью-Йоркского университета совместно с USPTO запустили сайт Peer-to-Patent26 (скриншот главной страницы веб-сайта приведен на рис. 1.1, а также по адресу . Первые пять заявок пилотной фазы проекта поступили из HP, IBM, Intel и Red Hat. Заявки касались широкого спектра компьютерных технологий, связанных с эоловым земледелием, виртуальной совместной работой и социальными сетями.

раскрутка сайта

В качестве стимула для участия в процессе коллегиальной экспертизы USPTO предложило рассматривать заявки, поданные через Peer-to-Patent первыми; таким образом, эти компании еще и смогли опередить миллионы других заявок из очереди.

Вы здесь » seo » раскрутка сайта